О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ

Инструкция

Джон Перкинс - создатель блокбастера «Исповедь экономического убийцы», знаток шаманизма. Познания, приобретенные у шаманов, Джон употребляет в собственной удачной карьере бизнес-консультанта. В книжке «Психонавигация» он обрисовывает свою насыщенную приключениями жизнь.

Эта книжка о реальных превращениях и техниках этого процесса. На клеточном и психологическом уровне мы можем трансформироваться в ягуаров либо О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ кустики либо принимать всякую форму. Не считая того, при помощи перевоплощений любой из нас может поменять свои взоры, привычки, восприятие мира вокруг нас, сделать лучше здоровье и внешний облик.

В книжке описаны изумительные случаи и истории, произошедшие с создателем во время путешествий; приводятся упражнения, содействующие внутренним изменениям.

Книжка О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ создана для всех, кто интересуется культурой племен Латинской Америки, также трансформационными духовными практиками.


Джон Перкинс
Шаманские техники личных конфигураций. Опыт перевоплощений

Маме, которая за свои последние 40 5 дней обучила нас, что блаженство – это чувство единства, и – невзирая на боль – была со мной, пока я писал эту книжку

Некоторая несусветная сила стала подниматься во мне, но сейчас О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ это была не иллюзия могущества, порождающая скуку и желание капитулировать. Опять я услышал шепот, но глас гласил уже о другом.

О том, что противостоять миру нужно с этим же орудием, с которым мир нападает на тебя. И, стало быть, чтоб дать отпор псу, необходимо перевоплотиться в него.

ПАОЛО О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ КОЭЛЬО, «Паломничество»

ВСТУПЛЕНИЕ

Скоро после того, как была размещена моя 3-я книжка, меня пригласили выступить на Интернациональной женской конференции в 1995 году в Майами. Всего были приглашены пятеро докладчиков, из их четыре – мужчины. Я был должен гласить о способностях воздействия дам шаманов из немногочисленных культур на будущее мира. Четыре парней из О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ 5 выступающих на конференции – в этом было что-то неверное. Я решил дать время собственного выступления даме.

Когда моей дочке Джессике было только двенадцать лет, она уже все отлично понимала. Она издавна, еще восьмимесячной, познакомилась с индейцами. Моя супруга, Винифред, до сего времени вспоминает, как дамы майя, стоя О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ по колено в озере, где стирали одежку, подоткнув расшитые юбки, передавали Джессику друг дружке, удивляясь, что таковой большой девченке меньше года от роду.

Позже Джессика обучалась у шаманов-кечуа в Андах, прошла инициацию во время праздничка Огня в горах Гватемалы. И была в числе первых из числа тех, кому было допустимо узреть О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ жизнь племени Охотников за головами в тропических зарослях Амазонии.

– Сейчас я желаю озвучить три главных тезиса, – произнесла Джессика. – Во-1-х, я чувствую, что нашему поколению придется тяжелее, чем другим людям в протяжении истории, так как в наследие мы получили грязный мир на грани поражения. Во-2-х, для того, чтоб О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ поменять мир, одной переработки отходов либо других экологических пластырей – недостаточно. Необходимо истинное лечущее средство – переход населения земли к экологичному и гармоническому стилю жизни.

И, в-3-х, в деле спасения мира основная роль должна принадлежать дамам. Мы дарим жизнь. Если население земли не прислушается к нам, то оно О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ обречено.

Я, как и все слушатели, был глубоко потрясен этой речью. Но, в отличие от других, я знал, что своим глубочайшим осознанием современных заморочек и страстными заявлениями она должна Меняющим вид, с которыми общалась в 1-ые годы собственной жизни.

Некогда способностью к превращениям обладали все люди на Земле, и это О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ помогало выживать в самых грозных критериях. Вояки индейского племени дакота преобразовывались в бизонов, чтоб охотиться и совершать религиозные церемонии в честь духов этих животных, дающих еду, одежку и огнь. Целые племена умели адаптироваться к морозам, наводнениям и другим катаклизмам.

Люди, живущие в технологически развитых обществах, отказались от всего О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ этого из-за рвения во что бы то ни стало держать под контролем мир вокруг нас. Охоту поменяли бойни и мясокомбинаты. Заместо того чтоб приспособиться к разливам рек, мы строим дамбы. И люди старательно делают вид, как будто не имеют никакого дела к тому, что именуют «остальным миром О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ», стараясь во что бы то ни стало отгородиться от природы.

Вот поэтому на данный момент мы переживаем одну катастрофу за другой. С болью осознавая загрязненность воздуха и воды, неспособность совладать с нищетой и растущую склонность к насилию, самоубийствам, наркотикам и другим деструктивным формам поведения, мы гадаем, что ожидает нас в дальнейшем.

Но О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ – хватит! Не время оплакивать прошедшее либо отчаиваться, смотря в будущее. Время открыть дверь перед необычными способностями, которые связаны с новым осознанием ситуации и новыми технологиями. Это время оптимизма.

Мы 1-ые люди в истории, полностью вкусившие плоды научно технического прогресса, живущие в домах с отоплением и кондюками, ставшие очевидцами посадки О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ человека на Луне. Мы точно знаем, что у нас есть и чего не хватает. Мы первыми начали принимать оптимальные решения, касающиеся до этого неконтролируемого экономического развития.

Никогда до этого обитатели планетки не имели способности оценивать соотношение выгоды и вреда от станций, которые вырабатывают электричество (и порождают парниковый О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ эффект). От автострад, которые объединяют нас (и разрушают некогда священную землю), до химикатов, которым мы должны необычным многообразием на прилавках гипермаркетов (и возникновением неизвестных до этого болезней).

Наше время – время надежды, так как мы очень почти все узнали о для себя и собственном отношении к общему дому. Эмблемой сих пор О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ стал отпечаток ноги Нейла Армстронга на Луне, «Огромный шаг для человечества». Чтоб туда попасть, потребовалось много тыщ лет, и на этом пути мы поняли, что не являемся хозяевами Вселенной. Хотя тот отпечаток остается на Луне надолго, как напоминание об умопомрачительной победе людского духа, реальный шаг был изготовлен снутри нас. Сделав О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ его, мы вступили в новейшую, до сего времени не исследованную область, и появился реальный шанс поменяться.

Эта книжка об изменении – превращении – во всех его формах. В первой ее части вы узнаете о разных видах перевоплощений, особых способах и теориях, объясняющих, каким образом они работают. Вы поймете О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, что каждый способен поменять свою личность, восприятие мира, здоровье, внешний облик и дела с людьми. Вы узнаете, что все мы обладаем способностью к физическому превращению в ягуаров, кустики и всякую другую форму, с которой вступаем в альянс.

Во 2-ой части описаны изумительные происшествия, случившиеся с людьми, которые путешествовали по О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ лесам Амазонии, и мой личный опыт перевоплощения. Вы познакомитесь с почетаемыми медиками и учеными из США, пережившими конфигурации тела и сознания. Не считая того, узнаете о происшествии в недрах бизнеса, в итоге которого появилась новенькая организация. И о той трансформации, к которой призывала Джессика в собственном выступлении на конференции в Майами О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ.

Для того чтоб освоить способы, которые посодействуют научиться преобразовываться, следуйте инструкциям и примерам.

В книжке вы прочтете много историй, они все подлинные. Мне легче всего писать, рассказывая истории. А истории – это часть традиций, меняющих вид.

Часть I
Взор СВЕРХУ

Глава 1
КОНЕЦ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Большущая каменная пирамида высилась над джунглями подобно вулкану. В О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ протяжении многих сотен лет сопротивлялась она воле богов, посылавших лютые ураганы через Мексиканский залив, чтоб повредить ее для воров, которые разграбили все сокровища и оставили только камешки, растения, покрывшие землю повдоль стенок и резную каменную фигуру на ее верхушке.

Она казалась частью пейзажа, сестрой леса, но этот несокрушимый О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ памятник был сотворен людьми, и каждый его камень был водружен на свое место человечьими руками. Она была творением цивилизации колдунов, которые превратили Юкатан из непролазных тропических зарослей в землю обилия, красивых городов и строительных шедевров.

Майя осушили болота. Они выстроили огромные, напоминающие острова платформы, благодаря которым цивилизация расцвела там, где О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ до этого царили крокодилы. Они сделали календарь более четкий, чем тот, которым мы пользуемся сейчас. Сделали необычную письменность, выстроили храмы, такие же красивые, как храмы Акрополя, и пирамиды, которые красотой и величием затмевают египетские.

Потом эти колдуны сделали нечто, что до сего времени озабочивает археологов, философов, антропологов и поэтов О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Это было необычное перевоплощение. Подобно седоватому мудрецу, который, взмахнув рукою, ворачивается в тепло материнского чрева, целая культура, цивилизация людей, которые веками трудились, чтоб подняться из болот, опять возвратилась во времена протцов. Майя оставили городка и пирамиды, оставили прекрасно иллюстрированные книжки, сложные календари и строительные секреты на милость тропических О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ зарослей. Они возвратились в леса.

– Как издавна люди живут на этой земле? – спросил меня Вьехо Ица. Стоя на залитом солнцем пространстве меж черной стенкой деревьев сзади нас и тенью от пирамиды, мы смотрели на залитую утренним светом верхушку большущего каменного памятника, неподвластного богам, людям и времени.

По-испански «вьехо О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ» – означает «старый», Ица – обыденное имя индейцев-майя. 20 годов назад он в первый раз вошел в мою жизнь. Сейчас я осознавал, что он в то время еще не был таким старенькым, и что его имя было данью почтения доктору, философу, учителю и шаману. Вобщем, может быть, это было шуточное прозвище, связанное О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ с его ногой и тем, что при ходьбе он опирался на костыль.

За прошедшие годы он несильно поменялся. В волосах появилась седина, но он продолжал завязывать их в косу. На лице не было морщин, не считая тех, что появлялись вокруг коричневых глаз, когда он улыбался. Глаза как и раньше О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ сияли жаждой жизни, страстью к любви, историям, животным, лесам и людям. Он носил одни и те же (либо, по последней мере, похожие) сандалии, обожал свободные штаны и рубахи из светлой ткани местного производства. За его плечами висела сумка, с которой (я готов поклясться) он не расставался эти два десятилетия.

Мне О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ нужно было пошевелить мозгами над его вопросом. Я помнил, что читал об этом, но я плохо запоминаю числа. Он проткнул палкой лист, упавший на нашу тропу.

– Миллион лет? – спросил я наобум. Он улыбнулся мне, шагнув в тень пирамиды. Я последовал за ним, признательный за прохладу тени.

– Числа не имеют О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ значения, – продолжил он. – Мы пережили много катастроф. Согласно легендам, люди созданы уже в 5-ый раз. Прошлые четыре раза мы были уничтожены, но всякий раз конкретно Меняющий вид, которого можно именовать «Колдуном» либо «Пророком», извлекал нас из пучины.

Вьехо Ица подошел к первой ступени и начал подниматься. Я вспомнил О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ историю, связанную с его ногой. В юности он работал на раскопках, помогая археологам. В один прекрасный момент вечерком он принял предложение коллеги побежать наперегонки к верхушке пирамиды. Но оступился и свалился. Когда его отыскали, то все были убеждены, что он мертв. Целитель-майя возвратил его к жизни. Вьехо Ица О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ стал другим существом. Он научился читать, стал учеником того целителя и, молвят, начал говорить с духами. Его стали именовать «сабио», «мудрый», и добавили к его имени «Вьехо».

Мне было тяжело подниматься за ним по камням. Некие камешки были иззубренными и наточенными, как ножики, в то время как другие О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ рассыпались и падали вниз, как я прикасался к ним башмаком. Мне показалось, что пирамида пробует скинуть меня. Поначалу я откинул эту идея как смехотворную. Но когда вспомнил, с какой легкостью подымался на нее ранее, то задумался. Что-то поменялось. Я попробовал успокоить себя тем, что время от времени нужно пройти через трудности О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, чтоб достигнуть новых вершин. Ведь изменило же падение жизнь Вьехо Ицы? Вздрогнув при этой мысли, я принудил себя идти медлительно, осторожно выбирая путь.

Я больше не старался поспеть за ним. Невзирая на возраст и покоробленную ногу, он передвигался без всяких усилий. Я тормознул и какое-то время О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ просто любовался его движениями. Он, казалось, скользил, всем телом слившись со горой, подобно змею, который не просто был как дома на этой пирамиде, а был ее частью. Отсутствие огораживаний и страховки нисколечко не стращали его. Я с завистью смотрел, стараясь повторить его технику. Временами он останавливался и, как это О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ делают змеи, изучал обстановку. Сначала я делал то же самое, но удостоверился, что, разглядывая практически вертикальную стенку, землю, оставшуюся кое-где далековато понизу, я не вижу никакой опоры и только чувствую головокружение. На меня накатывал ужас, когда я представлял, как падаю и разбиваюсь. Я смотрел ввысь, но так было еще ужаснее О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Похожие на цветную капусту облака, которые смягчали солнечный свет, когда я стоял понизу, сейчас казались одержимыми гневными духами, желающими запутать и измучить меня. Они крутились, будто бы невидимая сила втягивала их в воронку и будто бы желали утянуть меня с собой.

Создатель и его дочь Джессика (в О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ возрасте 3-х лет) сначала подъема на пирамиду майя на Юкатане

Вьехо Ица орал сверху что-то, что я не мог осознать. Я прижался к прохладной стенке и медлительно поднял голову, потом приложил руку к уху, чтоб показать, что ничего не слышу. Он стал спускаться и скоро был рядом.

– Садись, – произнес он О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, указывая на выступ. – Давай отдохнем. Я сел, стараясь глядеть на него, на камень либо на что угодно, что не напомнило бы мне о том, на какой высоте я нахожусь.

– У тебя потрясающая техника, – пробормотал я. Он усмехнулся. – Техника ничего не означает, – медлительно проговорил он. – Только дух имеет значение. Я О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ для тебя, кажется, начал говорить о чернокнижниках, которые всякий раз выручают население земли от окончательного поражения?

– Да, Меняющие вид. Я помню. Он огляделся, предложив мне сделать то же самое. Я подчинился, но как и раньше старался не глядеть вниз.

– Пирамида – безупречный знак. Мои праотцы сделали цивилизацию, которая разрушала О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ сама себя. Величавые пирамиды. Красивые произведения искусства. Медицина, продлевающая жизнь, как никогда до этого.

Людей стало очень много, и население этой злосчастной Земли вот-вот должно было довести себя до поражения. Не говоря уже о том, что все это достояние сделало с духом людей. Они купались в роскоши, у О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ их были все вещественные блага, но они утратили связь с самой Землей. Связь с Духом. Опытные лицезрели, что происходит. И они обучили людей, как поменять жизнь.

Он встал и, раскидывая камешки костылем, нарисовал вокруг меня круг. – Когда мы продолжим подъем, почувствуй, что твой дух соединяется с духом пирамиды.

И он двинулся О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ вперед. Я посидел незначительно в одиночестве, обдумывая то, что он только-только произнес. Он гласил что-то про ястреба. Я посмотрел на небо. На нем не было ни 1-го облака, только безбрежная синева. Я находил очами плотоядную птицу, но напрасно.

– Будь ястребом, – донеслось до меня. Я собрал всю О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ свою решимость, заставив себя не отрывать взора от небесных просторов в течение нескольких минут, которые показались вечностью. Я поднял одну ногу и поставил ее на камень, который казался достаточно надежным. Я сделал то же самое с другой ногой. Я поднял руки к небесам и поглядел на выступ О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ впереди себя.

– Двигаемся потихоньку, – произнес я для себя. Я пошевелил мозгами о ястребе, представил чувство полета над миром и очертания пирамиды понизу, по которой медлительно подымаются два человека. Я ощутил, как солнце прижаривает голову, и сообразил, что практически достигнул цели.

Когда я, в конце концов, добрался до верхушки, то был О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ весь влажный от пота. Я подтянулся и растянулся на узеньком уступе, на верхушке пирамиды. Солнце было еще невысоко, но было уже горячо. Я прикрыл глаза и позволил для себя поглядеть вниз. Далековато понизу расстилались тропические заросли, с высоты похожие на зеленоватые крылья попугая. У меня поплыло перед очами. Я боролся О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ с дурнотой до того времени, пока не поглядел туда, где Вьехо Ица посиживал на каменной фигуре ягуара.

– Он смотрится так же, как и во времена моих протцов, – улыбнулся он. Я подтянулся к его ногам и оперся спиной на каменную скульптуру, сжавшись на клоке тени, которую она отбрасывала. Я ощутил О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, что пальцы Вьехо Ицы легли мне на плечи и начали разминать мускулы. Потом они переместились на спину. Его пальцы были сильными, как у юного вояки.

– Да, скульптура смотрится так же, но мир поменялся, – произнес Вьехо Ица, указав на точку на горизонте. – Город. Тыщи людей. Машины и фабрики О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Отравленный воздух. А вот там – ядовитая река. Мы вступили в эру потрясений. Нашему виду снова угрожает вымирание, как это уже было не раз. Если желаем выжить, то должны слушать тех, кто может увести нас от края пропасти.

Меняющие вид. Это словосочетание я в первый раз услышал от человека, которого повстречал О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ в тропических зарослях много годов назад, что перевернуло мою жизнь. Тогда я был поражен, что человек, понимающий в схожих вещах, является вице-президентом американской компании.

Глава 2
Управляющий Компании В Тропических зарослях АМАЗОНИИ

В первый раз я повстречал Кнута Торсена в тропических зарослях Амазонии в 1968 году. То, что мы сразу оказались О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ в одном и том же месте – грязном эквадорском городишке под заглавием Сукуа, – казалось необычным совпадением.

Сукуа славился 2-мя улицами. Обе вели к церковной церкви. Обе были менее чем протоптанными копытами лошадок тропинками, повдоль которых выстроились хижины без окон. Посреди жилых домов время от времени попадались тьендамы, мелкие магазинчики О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, в каких продавались сладости, мыло и напитки.

Хижины были выстроены из выстроганных вручную и поставленных вертикально некрашеных досок. Единственным украшением служили пятна лишайника и брызги коричневой грязищи. Люди, бредущие по бокам дорог, были местизос, обнищавшими потомками краснокожих и испанцев, пришедшими с Анд в поисках наилучшей толики. Их тянули в неисследованные О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ тропические заросли легенды о покорителях Одичавшего Запада, но, вопреки всем ожиданиям, там их ожидала только еще большая бедность.

После того, как они срубили деревья, разлившиеся реки смыли почву, и единственным их урожаем была грязь. Они выживали, как могли, работая на миссионеров либо продавая свои рабочие руки иноземцам, которые приезжали О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ в поисках нефти, красноватого дерева и золота. Если им удавалось скопить довольно средств, то они открывали тьенду.

Время от времени тут можно было узреть мужчину либо даму из племени шуаров, известного собственной воинственностью и ужасными трофеями в виде черепов.

Их было просто отличить от местизос. Не только лишь по мускулистым телам О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, круглым лицам, остриженным по полосы лба черным прямым волосам, племенным татуировкам на носах, ожерельям из перьев и гордой походке лесных кошек. Шуаров от других людей отличала умопомрачительная опрятность. У их не было заляпанных грязюкой башмак и штанов. Их босоногие ступни и ноги, набедренные повязки парней и юбки дам О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ были безупречно незапятнанными.

В те деньки до Сукуа было нелегко добраться. Для этого нужно было забронировать место на самолете, который отчаливал из Куэнки. Этот колониальный испанский город размещался в горной равнине на высоте восьми тыщ футов. Он был построен на месте старой крепости, где родился последний правитель инков, Атауальпа. Сукуа О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ от Куэнки отделяет высочайший горный хребет. Самолет DC-3, участвовавший во 2-ой мировой войне, числился недостаточно надежным для перелета через верхушки. Потому он летел над рекой, которая протекает через изгибистое горное ущелье. Если видимость была нехорошая, то в отсутствие радара пилотам приходилось полагаться только на секундомер. Через 20 секунд О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ после взлета они должны были отклониться на 10 градусов на право, еще через 50 две секунды – на семь градусов на лево. Какой-то из них произнес мне: «Даже если кажется, что сейчас будет солнечно, мы всегда берем с собой часы. Погода тут изменяется, как настроение шуаров!»

В тот денек, когда я повстречал Кнута О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ Торсена, я был просто волонтером «Корпуса Мира», на короткий срок прибывшим в Сукуа с места службы, размещенного еще далее в тропических зарослях, по сопоставлению с которым этот городок казался столицей.

В нескольких тьендамах Сукуа продавалось пиво. Субботним вечерком с ним можно было придти в миссионерскую школу, где О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ священник запускал старенькый дизельный генератор и демонстрировал голливудские киноленты. Не принципиально, что голоса актеров утопали в реве генератора, а черно-белые ленты были тыщу раз порваны и поновой склеены еще в то время, когда их смотрели войска союзников, ждя начала посадки в Нормандии. Значение имело только то, что эти передвигающиеся О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ рисунки на исцарапанном экране позволяли хотя бы на время запамятовать о том, где находишься.

После просмотра священник встал перед экраном и напомнил об утренней мессе. К счастью, у меня не было никакой способности пользоваться его приглашением.

Ранешным с утра я отправился к взлетной полосе. Там меня ждало поразительное зрелище. Я О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ увидел гринго в сероватом костюмчике в узкую полоску, стоящего прямо, как столб, под тенью навеса и смотрящего на запятнанную площадку, на которую был должен приземлиться самолет. Я опешил, почему его не было на киносеансе.

Я отошел на пару шажков и стал рассматривать его. Грязь покрывала его О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ темные туфли и комками прилипла к штанинам. Волосы кратко стрижены, лицо гладко выбрито. Все это, вместе с осанкой, навело на идея, что он военный. Скрестив руки на груди, он смотрел прямо на тропические заросли на обратной стороне взлетной полосы. Либо, может быть, смотрел на метисов – трое из их вели через грязь О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ быков, которых привязали неподалеку от навеса. На границе тропических зарослей, на земле, посиживала семья шуаров: мужик, дама и трое малеханьких деток, самого младшего дама кормила грудью.

Когда я подошел, мужчина даже не пошевелился. – Доброе утро, – произнес я по-английски. Он подпрыгнул, как раненный. Но позже заулыбался. Его глаза были О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ ярко-голубыми.

– Вправду доброе! – ответил он, протянув мне руку. – Вы гласите по-английски. Как замечательно! Меня зовут Кнут Торсен. – Он гласил с легким скандинавским акцентом.

Я представился. Он не мог скрыть облегчения, которое ощутил, встретив меня.

– Кажется, я потерялся, – признался он. – Задумывался, что смогу здесь выжить со своим ломаным О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ испанским. Но выходит плохо. Волонтер «Корпуса Мира»? Умопомрачительно! Какая фортуна! Вы издавна тут?

Я растолковал, что нахожусь в Эквадоре уже четыре месяца, и добавил: – Но не тут. Я живу в тропических зарослях. – В тропических зарослях? – Он недоверчиво покачал головой. – С шуарами? – Да, там есть и шуары. – Это правда? Они О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ вправду охотники за головами? Я заверил его, что шуары все еще время от времени мумифицируют черепа противников, но этот обычай уходит в прошедшее. Не способен сдержать собственное любопытство, я выпалил:

– Что могло привести сюда, в тропическую жару, человека в пиджачной паре?

Он смущенно поглядел на собственный костюмчик О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Галстука не оказалось, а воротничок бледно-голубой рубахи расстегнулся. У ног стоял портфель, обычной и даже стильный.

– Ах, этот костюмчик! Я чувствую себя кретином, – произнес он, проведя руками по пиджаку. – Но, если честно, это все, что у меня есть. В ранце нет места для пиджака, потому приходится его носить. Но на О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ этой жаре, думаю, его лучше все-же снять. Хотя супруга не одобряет, гласит, я его где-нибудь потеряю.

Сказав это, он медлительно снял пиджак. Потом помолчал, аккуратненько укладывая его через руку.

– Почему я тут? Я работаю на консалтинговую фирму, которая инспектирует проект строительства гидроэлектростанции на реке Пают.

– Пают? – Да О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Не так близко отсюда, я знаю, но бассейн один. Потому поездка полностью оправданна. Не считая того, – произнес он, улыбнувшись, – я издавна желал посетить какой-либо амазонский город-форпост. Я желал узреть шуаров.

Он кивнул в направлении семьи, сидящей у кромки тропических зарослей. Жара начинала действовать и на меня. Не О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ считая того, намедни я употребил много пива, а с утра не успел испить даже чашечки кофе. Я двинулся к хромым столикам в тени навеса.

– Нам принесут кофе. Я бы испил чашечку, – произнес я. Он поглядел с опаской. – Разве самолет не должен прибыть с минутки на минутку? Я поведал О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ о секундомере и непредсказуемой погоде. – В один прекрасный момент мне пришлось ожидать неделю.

Его лицо стало лицом смертника. – В Куэнке мне произнесли, что рейс каждодневный! – Зависимо от погоды. Он мученически поднял глаза к небу. – Ну да, естественно. Лучше поздно, чем никогда. С этими словами он оборотился и пошел О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ к одному из столиков. В течение последующих 2-ух часов мы говорили. Он оказался норвежцем. Переехал в Соединенные Штаты скоро после 2-ой мировой войны, поступил в Массачусетский технологический институт, где учился инженерному делу и менеджменту. Позже устроился в престижную консалтинговую фирму, головной кабинет которой размещался в Бостоне, стал совладельцем, а потом и вице О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ-президентом.

– Невзирая на все не плохое, что было в жизни, – признался он, – я, не задумываясь, обменялся бы с тобой местами.

– Почему? – Ты молод и взрослеешь в необычном мире, который изменяется с большой скоростью. Судьба населения земли будет зависеть от решений, которые принимаешь ты и твои сверстники. – Он О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ поглядел на навес, на взлетную полосу и опять на меня. – Не считая того, у тебя есть редчайшая возможность обучаться у культур, схожих шуарам.

Его слова меня изумили. Педагоги из «Корпуса Мира» всегда учили, что мы должны учить шуаров, но не напротив. До того как я успел попросить комментариев О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, из тропических зарослей послышался веселый вопль.

– Летит самолет, – произнес я. Его лицо просветлело. Мне показалось, что он на данный момент вскочит с места и заорет от радости. Потом, как и все, кто были под навесом, он начал прислушиваться. Через мгновение наклонился ко мне и, практически прикасаясь губками к уху, шепнул О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ:

– Я ничего не слышу. – Шуары всегда слышат самолет намного ранее, чем все другие. – Поразительно, – произнес он. – Любопытно, как это можно разъяснить с научной точки зрения.

Он рассчитался, и мы вышли из-под тента. Как оказались на солнце, услышали стршный рев. Бык катался по земле.

Над ним склонился метис, ножик сверкал О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, а рука ритмично подымалась и опускалась.

– Что происходит?! – изумленно воскрикнул Кнут. – Они убивают животных. Я растолковал, что они обычно ожидают, пока самолет приземлится. Потому что в

Сукуа нет морозильной камеры, крестьянин, который забьет животное очень рано, растеряет много средств, может быть, даже заработок за целый год. Мужчины лихорадочно работали, отрезая головы О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ животных и копыта, чтоб сберечь вес.

– О, Боже… Я задумывался, что они собираются загрузить туши в самолет, но это… – Его передернуло. – Это просто варварство. По последней мере, трудно принимать это по другому. А что, если погода испортится?

– Раз самолет сел, он должен взлететь. Лучше пилоту испытывать О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ судьбу, борясь с ветрами и горами, чем ссориться с хозяевами.

– Может быть, для него так и лучше. А для нас? – Сможете остаться, если не нравится погода. Он поглядел на небо. С востока приближалась темная облако. Справа от нее появилось серебристое пятнышко и стало возрастать в размерах.

– Пожалуй, стоит поспешить. Мы О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ перебежали через грязь. Подойдя к взлетной полосе, мы узрели, что земля побагровела от крови животных. Метисы орали друг на друга, в воздухе витал запах крови и испражнений. По прошлому опыту я знал, что идеальнее всего сосредоточиться на самолете, парящем над джунглями. Но Кнут следил за лихорадочно работавшими мужиками.

Старенькый DC-3 коснулся О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ земли и подскочил на кочках. Докатившись до нас, он медлительно развернулся. Поток воздуха из пропеллеров сбивал с ног. Как он завершился, люди поторопились к самолету. Двери раскрылись, и на землю полетели томные брезентовые мешки. Люди передавали древесные ящики, спущенные из самолета.

Мы ожидали. Я оборотился к О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ Кнуту: – Ты что-то гласил об обучении у шуаров. Как будто у меня есть редчайшая возможность. Что ты имел в виду?

Он задумался на мгновение, глядя прямо мне в глаза. – Мир изменяется, как никогда до этого. Он помолчал, оглядев четырех парней, тащивших к самолету два томных стальных стула.

– Это для нас О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, – представил я. Другие втаскивали кровавые туши через дверь. Кнут наклонился, чтоб стряхнуть комок грязищи, прилипший к штанине.

– Мы, люди промышленно продвинутых стран, живем как во сне. Я инженер, приехал сюда строить гидроэлектростанцию. Но даже я вижу, что остальной мир не может следовать этому примеру. Сколько рек мы можем осушить? Сколько О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ машин произвести? Сколько лесов вырубить и сколько автострад выстроить? Сколько людей могут жить в таких домах, как у меня? Тупо веровать в то, что так может длиться вечно. Наш стиль жизни иррационален и неприемлем. Юные люди вроде тебя – надежда. Но вы не сможете ничему научиться в институтах О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, где система образования строится исходя из устаревшей картины мира. Вы должны отыскать другие источники познания. К примеру, таких людей, как шуары.

Его слова застали меня врасплох. Для юного человека, который только-только окончил университет, они звучали очень уж звучно. Я был уверен, что конгресс платил мне не за то, чтоб я О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ обучался у охотников за черепами.

– Это будет тяжело, – продолжал он. – Cлышал ли ты когда-нибудь о людях, меняющих вид и использующих магические техники, чтоб преобразовываться в деревья либо животных? Попроси собственных друзей-шуаров обучить тебя. Такие методы могут стать единственной надеждой для нашей цивилизации.

К нам О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ подбежал мужик: – Сеньоры, забирайте багаж. Пора лететь. Бамос, рапидо!* Мы поторопились к самолету. Перед входом поставили табуретку, чтоб посодействовать нам забраться в самолет. Снутри света хватало, только чтоб мы смогли отыскать два стальных стула, приверченных к полу за переборкой кабины. Нам пришлось осторожно выбирать путь, огибая туши быков. Пол был липким от О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ крови. Как мы сели, Кнут наклонился и коснулся моей руки.

– Мир поменять нелегко. Нет смысла биться с ним впрямую. Лучше стать его частью.

Взревели движки. Через окно я лицезрел уносящиеся прочь тропические заросли. Мы поднялись в воздух и направились к горам.

Глава 3
ВОПРОС ЭНЕРГИИ

Я согнал муху с О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ ноги. Она сделала большой круг и возвратилась. Я опять ее согнал.

– Ей нравится тень, – вдумчиво произнес Вьехо Ица. – Передвинься на солнце – и она улетит.

Он посиживал вверху на каменном изваянии ягуара, напоминая ястреба, усевшегося на верхушке утеса, чтоб созидать все, что происходит понизу. Мне казалось необычным, что он может с О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ таковой легкостью взобраться на пирамиду и так тихо посиживать на верхушке после пережитого им страшного падения.

На его месте большая часть людей до конца жизни страшились бы высоты. – Кто такие Меняющие вид? – спросил я. Он только улыбнулся. – Да, с ними не знаком, – с ухмылкой ответил я, – но жил рядом О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ и обучался у их. И желал услышать это от тебя. Ты гласил, что Меняющий вид – то же самое, что шаман, чернокнижник либо пророк…

Он вздохнул. – Я произнес не совершенно так. Меняющего вид вправду можно именовать шаманом либо пророком. Но никак не все шаманы и пророки меняют вид.

Муха О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ возвратилась на мое колено. Я пробовал не обращать на нее внимания. – Меняющие форму – шаманы. Но некие шаманы не являются

Меняющими форму. Как следует, Меняющие вид – подкласс шаманов. Либо чернокнижников. Либо пророков.

Он нетерпеливо постучал по камням костылем. – Слова. Просто слова для описания того, что не поддается описанию. Мы посиживали в тиши О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ. Похоже, он счел мои вопросы ветреными. Я жалел, что спросил.

– В конце концов, я только писатель, – произнес я, стараясь оправдаться. – Я работаю со словами. Слова – мои инструменты.

Он фыркнул. – Взгляни туда, – произнес он, указывая на лес. – Скажи мне, что ты видишь.

Проследив взором за его пальцем, я поглядел на О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ вершины деревьев. – Тропические заросли. Листву. – Приглядись. Видишь? Коричневая точка. Мне пришлось подняться на колени, чтоб удостовериться, что я смотрю конкретно туда, куда он желает. Мне это удалось не сходу. Как я поднял голову, в глаза сверкнул солнечный луч. Зеленоватые просторы леса понизу, казалось, растворялись, сливались со светом, превращаясь О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ в многоводную реку, впадающую прямо в солнце.

– Сейчас, – произнес он мне, – смотри туда. От его голоса мне стало легче. Я наклонился и проследил, куда показывает его рука. Меня посетило странноватое чувство, что я могу по собственному усмотрению изменять то, что находится понизу.

– Тропические заросли, – звучно произнес я. – Да. Сейчас О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ сконцентрируйся. Его палец указывал на зеленоватый ковер листвы, простиравшийся от горизонта до горизонта. Потом я увидел кое-что еще. Светло-коричневое пятнышко, совсем крохотное, конкретно там, куда был ориентирован его палец. Я прикрыл глаза от солнца и пристально его исследовал.

– Сухое дерево. Либо ветка. – А там? – Его палец указал на О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ ярко-красный круг около вершины

дерева неподалеку от подножья пирамиды. – Цветок, может быть, бромелиада. – Смотри вот туда. Палец указал на узкую палочку в 3-х метрах от моего колена. – Палочка. – Вот, – произнес он. – Ты только-только лицезрел Меняющих вид – вершину хижины майя, попугая и насекомое.

Как он именовал их О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ, я опять поглядел. Коричневое пятно было неразличимо от мертвой листвы. Красноватая точка пропала. Палочка расправила свои крылья и улетела.

– Меняющие вид, – продолжил он, – способны принимать огромное количество форм. Они соединяются с тем, что их окружает. Позже уже действуют как захочут.

Мне пришли на разум строчки из книжки бразильского философа Паоло О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ Коэльо «Паломничество».

– Я читал когда-то историю о человеке, который был должен одолеть беса, – произнес я Вьехо Ице. – Его неприятель принял вид лютой собаки.

– Да, да! – Его глас зазвенел от экстаза. – Бес – профессионал в отрасли конфигурации вида.

– Итак вот, этот человек, главный герой, создатель истории, услышал глас духа О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ-наставника, который дал подсказку, что он тоже должен перевоплотить себя в собаку. Он произнес, что мы должны биться с неприятелями этим же орудием, которое они употребляют против нас.

– Конкретно! И он сделал это? Мне пришлось тормознуть и поразмыслить. – Мне кажется, что да. Да, сейчас я вспоминаю. Он напал на пса, стараясь его О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ загрызть. Он тянулся к его горлу, конкретно так, как была в состоянии сделать собака. Его вид был так ужасен, что испугал случаем оказавшуюся рядом овчарку. Но он одолел беса.

– Естественно, как он научился искусству конфигурации вида. Он стал собакой, стал сатаной и одолел его в его же своей О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ игре. – Вьехо Ица оборотился и поглядел на тропические заросли понизу. – Здесь схожее происходит повсевременно.

Я сел у его ног, прислонившись к изваянию ягуара. Тень стала короче. Мне было несколько тяжело умещать в ней все тело. Сам камень был теплым. Я ощущал себя как ящерица, температура тела которой всегда О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ равна температуре среды. Я вспомнил, как эта часть «паломничества» повлияла на меня. Она принудила задуматься о том, сколько раз я использовал схожий подход в жизни, когда «вышибал клин клином», даже не думая, что применяю искусство перевоплощения.

– Я произнес для тебя, что мы, люди, созданы в 5-ый раз. – Тон голоса О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ Вьехо Ицы заставил задуматься меня. – Один раз нас убила Вода. Ты ведь помнишь эту библейскую историю? Легенды майя имеют много общего с тем, во что верите вы, христиане. Но Меняющие вид выручили нас. По Библии, Ной выстроил большой корабль и выручил «каждой твари по паре».

Я напомнил ему О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ об эре, когда заместо водянистой воды пришла замерзшая, – о ледниковом периоде.

– Представь, что бы было, если б праотцы попробовали биться со льдом, разбивать его дубинками и топорами. Либо если б Ной начал рыть канализации заместо постройки Ковчега!

Мне подумалось, что ответы современной науки на климатические конфигурации сродни этим дубинкам, топорам и О КОАЛИЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ МЕЧТЫ сточным канавам. Я произнес об этом.

– Да, – согласился он, обидно покивав головой. – Сейчас фавориты утратили связь с настоящей силой. Они принимают во внимание только физический мир.

Я сообразил, что он имел в виду действительность, которая, как говорят шаманы, есть наряду с кажущейся.


o-merah-socialnoj-podderzhki-mnogodetnih-semej.html
o-mere-svoeobraziya-nacionalnih-kultur-referat.html
o-meropriyatiyah-po-sostavleniyu-proekta-konsolidirovannogo-byudzheta-municipalnogo-obrazovaniya-surskij-rajon-na-2014-god-i-na-planovij-period-2015-i-2016-godov.html